Перейти к основному содержанию
Главная
Группа
Компаний
г. Екатеринбург, Сибирский тракт, 14 км., лит. 33

ГИБДД и статья 11.23 КоАП РФ (на примере ситуации, когда у вас т/с выпуском до 2015 года и нет тахографа)

Раздел Тахография
ГИБДД и статья 11.23 КоАП РФ (на примере ситуации, когда у вас т/с выпуском до 2015 года и нет тахографа)

ч.1 статьи 11.23 КоАП РФ:

Управление транспортным средством без тахографа в случае, если его установка на транспортном средстве предусмотрена законодательством Российской Федерации, либо с нарушением установленных нормативными правовыми актами Российской Федерации требований к использованию тахографа, за исключением случая поломки тахографа после выпуска на линию транспортного средства, или управление транспортным средством, принадлежащим иностранному перевозчику, без ведения ежедневных регистрационных листков режима труда и отдыха, применяемых в установленных законодательством Российской Федерации случаях, - влечет наложение административного штрафа на водителя в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей.

 

Субъект правонарушения – водитель т/с;

Субъективная сторона – действия водителя (вина);

Объект правонарушения – общественные отношения, связанные с эксплуатацией т/с;

Объективная сторона – нарушение нормативных правовых актов РФ, регулирующих объект правонарушения.

Очевидно, что текст ч.1 ст.11.23 КоАП РФ содержит бланкетную норму, то есть норму, отсылающую к неконкретным нормам права. В нашем случае – к законодательству РФ, регулирующему вопросы оснащения транспортных средств тахографами.  

Установив действующие нормы закона, регулирующие вопросы оснащения транспортных средств тахографами, и сопоставив их с обстоятельствами дела можно судить о наличии (отсутствии) события правонарушения. 

Как правило в такой ситуации позиция ГИБДД о наличии события правонарушения строится на:

- положении ст. 20 Федерального закона от 10.12.1995 № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения»;

- положениях постановления Правительства РФ от 23.11.2012 № 1213;

- положениях приказов Минтранса России от 26.10.2020 № 438 и от 27.11.2020 № 440.

Относительно объективной стороны правонарушения, в части надзорных функций ГИБДД по контролю за исполнением указанных выше нормативных актов, позиция ГИБДД отсутствует.

 

Объективная позиция об отсутствии события правонарушения должна исходить из того, что объект правонарушения регулируется общими положениями гражданского законодательства (ГК РФ) и специальными нормами права законодательства РФ о безопасности дорожного движения, о техническом регулировании и об обязательных требованиях в РФ, в их совокупности относительно обстоятельств дела.

 

Возражения относительно позиции ГИБДД:

1. Относительно нормы, содержащейся в абз.10 ч.1 ст.20 Закона о БДД.

Данная норма была внесена в закон в 2012 году Федеральным законом от 14.06.2012 № 78-ФЗ. На тот момент она не входила в противоречие с прочим законодательством РФ, так как действовали постановление Правительства РФ от 10.09.2009 № 720 (в ред. постановления от 10.09.2010 № 706), утвердившее Технический регламент «О безопасности колесных транспортных средств», которым определялись требования к тахографам, а также приказ Минтранса России от 14.12.2011 № 319, которым был утвержден порядок оснащения т/с тахографами в соответствии с полномочиями, предоставленными Техрегламентом.

Сегодня данная норма непосредственно противоречит, в части установления полномочий Правительства РФ в утверждении требований к тахографам:

-  положениям ч.3 ст.1 Федерального закона от 31.07.2020 № 247 «Об обязательных требованиях в Российской Федерации»:

 

- положениям ст.5, ст.51-53, ст.99 Договора о Евразийском экономическом союзе, ратифицированного Федеральным законом от 03.10.2014 № 279-ФЗ "О ратификации Договора о Евразийском экономическом союзе» без исключений:

- положениям п.2, п.14, п.20 Технического регламента таможенного союза «О безопасности колесных транспортных средств», утвержденного Решением комиссии таможенного союза от 09.12.2011 № 877 (ТР ТС 018/2011), п.65 Приложения № 1 к ТР ТС 018/2011, п.65 Приложения № 10 к ТР ТС 018/2011:

  

- положениях  ст.15 Федерального закона от 10.12.1995 № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения»:

 

- положениям ст.1, ст.2, ст.4, ст.7 Федерального закона от 27.12.2002 № 184 «О техническом регулировании»:

 

Приведенные выше противоречия, исходя из общих правил применения правовых норм в зависимости срока их утверждения (вступления в силу) и юридической силы правового акта их утвердившего, влекут за собой не применяемость рассмотренной нормы или применяемость в части, не противоречащей выше перечисленным правовым нормам. В соответствии со ст.15 Конституции Российской Федерации нормы международных договоров имеют большую силу по отношению к нормам национального законодательства. Данное правило закреплено и в самом Законе о безопасности дорожного движения в ст.32.  

 

 2. Относительно постановления Правительства РФ от 23.11.2012 № 1213.

Данный документ, изначально, противоречил:

- Федеральному закону «О техническом регулировании», как минимум, в части выше приведенных норм;

- Федеральному закону «О безопасности дорожного движения», как минимум, в части выше приведенных норм;

-   постановлению Правительства РФ от 10.09.2009 № 720 (Технический регламент «О безопасности колесных транспортных средств»);

- постановлению Правительства РФ от 30.07.2004 № 395 «Об утверждении Положения о Министерстве транспорта Российской Федерации», в части отсутствия полномочий у Минтранса России по разработке и утверждению требований к объектам технического регулирования.

На сегодня данный документ в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации об обязательных требованиях не рассматривается в качестве нормативного правового акта, содержащего обязательные требования, то есть, при осуществлении государственного контроля (надзора) не допускается оценка соблюдения обязательных требований, содержащихся в нем, несоблюдение этих требований не может являться основанием для привлечения к административной ответственности.

 

Подтверждением является отсутствие данного документа в Перечне нормативных правовых актов, в отношении которых положения частей 1-3 ст.15 Федерального закона «Об обязательных требованиях» не применяются (постановление Правительства РФ от 31.12.2020 № 2467). Также, подтверждением является факт признания утратившими силу приказов Минтранса России № 36 и № 273, изданных в 2013 году во исполнение постановления Правительства РФ № 1213 (постановление Правительства РФ от 26.10.2020 № 1742).

 

3. Относительно приказов Минтранса России № 438 и № 440:

  

 Исходя из изложенных выше норм законодательства Российской Федерации о безопасности дорожного движения, о техническом регулировании, об обязательных требованиях в Российской Федерации данные акты, как противоречащие правовым нормам, имеющим большую юридическую силу, данные приказы Минтранса России не рассматриваются законодательством РФ в качестве нормативных правовых актов, устанавливающих обязательные требования, то есть, при осуществлении государственного контроля (надзора) не допускается оценка соблюдения обязательных требований, содержащихся в этих приказах, несоблюдение этих требований не может являться основанием для привлечения к административной ответственности.

 

 

4. Относительно компетенции службы ГИБДД в осуществлении федерального надзора по контролю за исполнением приказов Минтранса России № 438 и № 440.

 

В соответствии с Федеральным законом от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» (служба ГИБДД входит в структуру полиции) нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти (приказы Минтранса России), кроме МВД России не входят в правовую основу деятельности полиции. Подобное является объективным, так как в соответствии с постановлением Правительства РФ от 30.07.2004 № 395 «Об утверждении Положения о Министерстве транспорта Российской Федерации» министерство транспорта является федеральным органом исполнительной власти, полномочным издавать нормативные правовые акты  в области транспорта, что никаким образом не связано с областью  осуществления функций по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, а также с областью обеспечения безопасности дорожного движения. Соответственно, приказы Минтранса России не входят в область государственного контроля (надзора), осуществляемого службой ГИБДД.  

 

В соответствии с указом Президента Российской Федерации от 15.06.1998 № 711 по основаниям, подобным выше указанным, следует, что нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти (приказы Минтранса России), кроме МВД России, служба ГИБДД не вправе руководствоваться в своей деятельности.

 

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 19.08.2013 № 716 «О федеральном государственном надзоре в области безопасности дорожного движения» (изданного в реализацию ст.30 Федерального закона «О безопасности дорожного движения»):

- п.6 - федеральный надзор осуществляется посредством организации и проведения плановых и внеплановых документарных и выездных проверок субъектов надзора в соответствии со статьями 9 - 13 и 14 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля", а также посредством осуществления иных полномочий, возложенных на уполномоченные органы федерального надзора для осуществления специальных контрольных, надзорных и разрешительных функций в области обеспечения безопасности дорожного движения в соответствии с законодательством Российской Федерации;

Действующее законодательство РФ не содержит в себе нормативных правовых актов по осуществлению специальных контрольных, надзорных и разрешительных функций в области обеспечения безопасности дорожного движения, уполномочивающих службу ГИБДД по контролю за исполнением приказов Минтранса России № 438 и № 440.

 

- п.9 сроки и последовательность осуществления административных процедур, указанных в пункте 8 настоящего Положения, устанавливаются административными регламентами, которые разрабатываются и утверждаются в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 16 мая 2011 г. N 373.

Административные регламенты, утвержденные в соответствии с указанным пунктом Положения приказами МВД России от 14.11.2016 № 727 и от 23.082017 № 664 в своих положениях не содержат норм, связанных с контролем выполнения приказов Минтранса России № 438 и № 440. 

 

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 16.10.2015 № 1108 «ОБ УПОЛНОМОЧЕННЫХ ОРГАНАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ (НАДЗОРА) ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ ТРЕБОВАНИЙ ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГЛАМЕНТА ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА "О БЕЗОПАСНОСТИ КОЛЕСНЫХ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ» установлено, что:

- п.1 - МВД России в отношении колесных транспортных средств, находящихся в эксплуатации на территории Российской Федерации, является уполномоченным органом Российской Федерации по обеспечению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технического регламента Таможенного союза «О безопасности колесных транспортных средств» (п.1);

- п.3 - реализация МВФ России полномочий, предусмотренных пунктом 1 настоящего постановления, осуществляется в рамках федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения (п.3);

- п.5 - деятельность МВД России в рамках осуществления полномочий, предусмотренных пунктом 1 настоящего постановления, направлена на недопущение обращения на территории Российской Федерации колесных транспортных средств (шасси) и компонентов транспортных средств (шасси), не соответствующих требованиям технического регламента Таможенного союза "О безопасности колесных транспортных средств".

 

В силу того, что приказы Минтранса России № 438 и № 440 предусматривают порядок использования в составе транспортных средств тахографов, не соответствующий требованиям ТР ТС 018/2011, получается, что согласно выше приведенного постановления № 1108 служба ГИБДД в рамках осуществления федерального государственного надзора (контроля) в области обеспечения безопасности дорожного движения (постановление Правительства РФ № 716) обязана пресекать факты использования колесных транспортных средств (шасси), оснащенных тахографами в порядке указанных приказов Минтранса России, А НЕ НАОБОРОТ, КАК СЛЕДУЕТ ИЗ ПРАКТИКИ.

 

5. Относительно компетенции ГИБДД в контроле за использованием в составе транспортных средств тахографов, в части профилактики правонарушений, предусмотренных ст.11.23 КоАП РФ:

 

С учетом положений, приведенных выше законов РФ, ТР ТС 018/2011, постановлений Правительства РФ № 716 и № 1108, служба ГИБДД, в части тахографов обеспечивает контроль:

 

 1. За наличием в составе т/с категорий M2 и M3, осуществляющих коммерческие перевозки пассажиров, категорий N2 и N3, осуществляющих коммерческие перевозки грузов, выпущенных в оборот в соответствии с требованиями ТР ТС 018/2011, тахографа, отвечающего требованиям ТР ТС 018/2011 – промаркированных единым знаком обращения продукции на рынке, обеспеченных сертификатом соответствия ТР ТС 018/2011  (пункты 7, 8 и 14, раздел VI, п.10.5 Приложения № 8 ТР ТС 018/2011; абз.10 ч.1, абз.5 ч.3 ст.20 Федерального закона «О безопасности дорожного движения»);

 

2.  За наличием в составе т/с категорий M2 и M3, осуществляющих коммерческие перевозки пассажиров, категорий N2 и N3, осуществляющих коммерческие перевозки грузов, выпущенных в оборот на территории РФ в соответствии с нормативными правовыми актами, действовавшими до вступления в силу ТР ТС 018/2011, конструкцией которых на момент их изготовления предусматривалось наличие тахографа в составе т/с. Имеющийся в составе т/с тахограф должен соответствовать типу тахографа, предусмотренного конструкцией т/с (п.3.4 Решения Комиссии таможенного союза от 09.12.2011 № 877; ст.15, абз.7 ст.20 Закона «О безопасности дорожного движения»; п.11 «Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения»; п.7.18 «Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств»);

 

Служба ГИБДД в рамках федерального государственного надзора (контроля) в области обеспечения безопасности дорожного движения не обеспечивает контроль наличия в составе т/с тахографов, которые не были предусмотрены в транспортном средстве на момент его выпуска в обращение.   Данное утверждение действует применительно к обеим ситуациям, указанным выше  (п.74 ТР ТС 018/2011; п.7.18 «Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств»).

 

 

3. За исправностью (работоспособностью) тахографа, в ситуации, предусмотренной п.1 настоящего раздела (п.10.5 Приложения № 8 к ТР ТС 018/2011);

 

4. За исправностью (работоспособностью) тахографа, в ситуации, предусмотренной п.2 настоящего раздела (п.7.4 «Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств»);

 

5. За исполнением порядка использования тахографа в соответствии с Правилами использования, установленными производителем тахографа.

 

 

С уважением к любому иному обоснованному мнению,

Минин Сергей Иванович