Часть 1. Кажущаяся очевидность выстроенной системы.

Часть 1. Кажущаяся очевидность выстроенной системы.

В качестве напоминания – с 1 января 2015 года вступил в силу Технический регламент Таможенного Союза «О безопасности колесных транспортных средств» (далее – ТР ТС), повлекший прекращение действия положений Технического регламента «О безопасности колесных транспортных средств», утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 10.09.2009 № 720 (Техрегламент), который до последнего сохранял напряженность между сторонниками различных ветвей нормативного регулирования вопроса построения отечественной тахографии. Об этом, достаточно исчерпывающе, изложено в предыдущих наших статьях, посвященных истории развития данного вопроса.

С вступлением в силу ТР ТС, принимая за основу положения п.14 этого документа, оставляя за рамками прочие положения, можно утверждать, что тахографическая система приобрела четко выстроенный характер – теперь можно «действовать без оглядки» с внедрением отечественной криптографической составляющей тахографического оборудования, не исключено, рожденным из амбиционных целей на доминирующее положение на всем пространстве Еврозийского Экономического Союза. А почему бы и нет? Как минимум, национальная система выстроена:

1. ТР ТС, в части оснащения транспортных средств техническими средствами контроля за соблюдением водителями режимов движения, труда и отдыха (тахографами), отсылает к национальному законодательству государств – членов Таможенного Союза (ч.2. п.14);

2. Федеральный закон «О безопасности дорожного движения» от 10.12.1995 № 196-ФЗ предусматривает обязанность владельцев транспортных средств, соответствующих категорий, оснащать транспортные средства тахографами.  Вопросы требований к тахографам, категории и виды оснащаемых ими транспортных средств, порядок оснащения транспортных средств тахографами, правила их использования, обслуживания и контроля их работы относит к компетенции Правительства Российской Федерации (ч.1 ст.20);

3. Постановление Правительства от 23.11.2012 № 1213 компетенцию, установленную Законом № 196-ФЗ, переадресует Минтрансу России;

4. Минтранс России своими приказами от 13.02.2013 № 36 и от 21.08.2013 № 273 нормативно закрепляет соответствующие вопросы.

В такой ситуации, казалось бы, «бери под козырек» и действуй – все ясно и понятно. Может так все и было бы, но на наш взгляд лица, особенно заинтересованные в существовании внутри тахографической системы криптографической составляющей, несколько переборщили, и даже не попытались обратить свое внимание на интересы других лиц и соответствующее нормативное регулирование этого вопроса внутри Евразийского Экономического Союза. Об этих переборах достаточно подробно изложено в предыдущих статьях.

Как бы то ни было, к сожалению, объективной реальностью остается одно – выстроенная система, описанная выше, не сняла актуальности вопросов, активно обсуждаемых в профессиональных кругах до наступления 2015 года. А если внимательно изучить текст ТР ТС и прочие правовые акты Еврозийского Экономического Союза и Таможенного Союза, то можно предположить, что эти вопросы приобрели еще большую актуальность, понимая которую приходишь к абсурдности выстроенной системы и неочевидности ее правового построения.

Дабы не томить заинтересовавшихся лиц, и хоть чем то подкрепить изложенные утверждения, приведем один фрагмент абсурдности: до вступления в силу ТР ТС и после законодательно, как в части Российского права, так и в части Евразийского Экономического Союза, техническое средство контроля за соблюдением водителями режимов движения, труда и отдыха (тахограф) рассматривается, как компонент транспортного средства, являющийся объектом технического регулирования, а описанная выше система это обстоятельство целиком и полностью игнорирует. Более конкретно об этом и прочем во второй части настоящей статьи.

Комментарии закрыты.